Дачная столица России

Личные вещи знаменитых дачников прошлого и простых любителей отдохнуть на природе стали экспонатами музея в поселке Ленинградской области.

«Крым для бедных»

В начале прошлого века Анна Ахматова, Александр Блок, Кузьма Петров-Водкин, Андрей Белый и Максим Горький любили наведаться в гости к друзьям в поселок Сиверский под Петербургом. Денег на дорогостоящие путешествия к Черному морю у них не было, поэтому приходилось довольствоваться поездками в «Крым для бедных» — именно так в конце XIX– начале XXвеков называли Сиверский. Двери дачных домиков тетушки Владимира Маяковского, родственников поэта Майкова или самого Корнея Чуковского перед ними были распахнуты всегда.

— Чаще всего знаменитости собирались в гостевой усадьбе немецкого художника Ивана Гольмсдорфа. В нем они отдыхали, читали стихи и музицировали. Иногда на огонек заглядывал Федор Шаляпин, также любивший отдохнуть в Сиверском на берегу Оредежи, — рассказывает Андрей Бурлаков, директор и организатор музея «Дачная эпоха». – Когда встал вопрос об экспонировании, я подумал: не организовать ли выставочное пространство в дачной резиденции Гольмсдорфа?

Под охраной Ганнибала

Помочь осуществить мечту Бурлакову помогла Валентина Юнина, директор сиверской коррекционной школы-интерната. Она любезно предоставила историку необходимое помещение, находящееся на балансе школы, под дачный музей. И все бы хорошо, но одно гложет: отсутствие поддержки со стороны властей.

— Финансовые проблемы не дают возможности придать усадьбе достойный вид. Увы, я не могу отремонтировать усадьбу на собственные средства, — говорит Бурлаков. – Экспонаты, находящиеся в музее нигде не зарегистрированы, официального статуса у заведения нет, штатного расписания тоже. Туристы, которые хотят увидеть экспозицию, долго не могут найти усадьбу, потому что адреса с номером дома не существует как такового! Кроме того, есть проблемы, требующие немедленного решения: что будет с музеем осенью, когда начнется пора дождей, я не знаю. Уже сейчас потоки воды заливают экспонаты. По самым скромным подсчетам, только на замену кровли необходим миллион рублей.

Местные власти рады бы помочь Андрею, но найти меценатов не могут.

Местные красоты вдохновили художника Петрова-Водкина на написание картины «Купание красного коня»

— В позапрошлом веке поэт Майков жертвовал большие деньги на развитие Сиверского. Восемь театров, существовавших в поселке до революции, были центрами культурного досуга дачников. Все они существовали на средства зажиточных посетителей, — продолжает Бурлаков. – Сегодня в Сиверском проживают сотни состоятельных петербуржцев, но ни один из них не выделил рубля на поддержание музея. Экспозиция открыта и функционирует лишь благодаря усилиям простых жителей. Охрану музея, например, осуществляет внучатая племянница Ганнибала. А большой друг музея пенсионер Николай Шишиморов взвалил на себя обязанности уборщика — ежедневно он собирает мусор с берегов Оредежи и близлежащей к музею территории.

Николай Дмитриевич даже специальное приспособление для вылова мусора из воды придумал.

— Просто проделал в весле дырки, как в дуршлаге. Теперь с его помощью вытаскиваю из воды банки и битые бутылки. За день огромный мешок набираю, — рассказывает Шишиморов. – Я бы мог этим не заниматься, но желание внести посильную лепту в возрождение бывшей дачной империи у меня есть.

В начале прошлого века Анна Ахматова, Александр Блок, Кузьма Петров-Водкин, Андрей Белый и Максим Горький любили наведаться в гости к друзьям в поселок Сиверский под Петербургом.

Канули в лету

Главная мечта Андрея Бурлакова – представить в музее сразу несколько эпох дачной жизни.

Дачники в Сиверском. 1909 год.

 

— Экспозиция призвана приоткрыть интереснейшую историю дачного быта и бытования жителей столицы Российской империи с конца XIXвека. Уже сейчас открыты залы эпохи модерна, довоенной эпохи домов отдыха и времени пионерских лагерей, — рассказывает Андрей. – Большинство экспонатов – это личные вещи местных старожил, полученные ими по наследству от своих дедов и бабок. Например, орган «Соловей», — его слушали гости Шаляпина.

Творческая интеллигенция продолжала творить и на природе. Корней Чуковский написал в Сиверском «Муху Цокотуху». Кузьму Петрова-Водкина красные берега реки Оредеж вдохновили на создание «Купания красного коня», а Ивана Гончарова крутые склоны этой же речки – на написание «Обрыва». Художник Иван Шишкин «Утро в сосновом бору» задумал в Сиверском, а самые знаменитые портреты Ивана Кромкого сделаны с соседей по улице этого же поселка.

Увы, личных вещей именитых дачников сохранилось не слишком много.

— Много лет назад я пытался придать статус памятника регионального значения усадьбе Алексея Толстого, — вспоминает Бурлаков. – Однако, моя инициатива не нашла поддержки у местных властей. Однажды пришло известие о том, что строение готовится под снос. Конечно же я пошел жаловаться, даже письмо Никите Михалкову написал. С его помощью усадьбу удалось отстоять, но ненадолго. В 2005 году она сгорела. Почему и по какой причине – неведомо никому. Вскоре участок был продан.

Все, что осталось в Сиверской от резиденции Толстого – небольшой фрагмент декора усадьбы. Как только появилась информация о сносе дома писателя, Бурлаков решил сохранить деревянный элемент для будущего музея. Теперь он сожалеет, что ограничился малым. Дачные постройки Майкова и Чуковского также канули в лету. Последняя сгорела в 2006 году. Дом тетушки Владимира Маяковского, в котором тот бывал неоднократно вместе с поэтами серебряного века, сгорел в прошлом году.

— Вначале приехали люди, пожелавшие купить участок, но получили отказ и сильно расстроились. Долго ходили кругами вокруг дома, присматривались. А ночью случился пожар, — вспоминают местные жители. – И это не удивительно. Стоимость участка в Сиверской нисколько не уступает цене земли на Рублевском шоссе в Москве или на Карельском перешейке в Санкт-Петербурге. Жаль, что от былой роскоши знаменитых постояльцев остались одни руины.

Впрочем, известные люди в Сиверском и сегодня не редкость. Например, композитор Исаак Шварц частенько наведается в дачную столицу. Его музыку к фильмам «Обыкновенное чудо», «Соломенная шляпка» и «Звезда пленительного счастья» первыми услышали соседи по поселку. Неслучайно на вопрос: «Что на земле у него ассоциируется с понятием «счастье»?» Исаак Иосифович ответил: «Моя родная Сиверская, где живем мы с женой и нашей любимой собакой, где пролетают тихие ангелы Пушкина и Набокова».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели