Блокадница Рашида Валеева: «Без знания закона с чиновниками не поговоришь»

Просматривая подшивки газеты за 1941 год, мы наткнулись на фотографию молодой комсомолки Рашиды Валеевой, стоявшей на защите города во время блокады Ленинграда. Спустя более полувека послепервой публикации в СМИ, мы снова возвращаемся ксудьбе героини военных лет.

За более чем шесть десятилетий кандидат юридический наук Рашида Хусаиновна практически не изменилась: яркие глаза, поставленная речь и прекрасное чувство юмора. Много лет назад Рашида сломала тазобедренный сустав и с тех пор не выходитна улицу. Это не сделало ее жизнь менее насыщенной: в квартире Рашиды не смолкает телефон, а от желающих получить бесплатную юридическую консультацию нет отбоя.

 

С газетой по жизни

— Репортаж в газете был сделан в первые месяцы войны, когда наша комсомольская бригада работала на воскреснике. Мы защищали крышу от зажигательных бомб, обрабатывая ее суперфосфатом, — рассказывает Рашида Хусаиновна. — На пересечении улиц Звенигородской и Правды, у четырнадцатого дома была сделана опубликованная в газете фотография. Этот номер со мной прошел через всю войну и сохранился в домашнем архиве.

 

Рашида встретила войну семнадцатилетней девочкой, на руках которой было двое детей — брат и сестра. Когда родители умерли, маленькая Рашида оформила над детьми опекунство и чтобы прокормить детей, стала давать частные уроки за тарелку крестьянского супа.

 

Тайны Лиговского проспекта

— В то время было опасно ходить по Лиговке — из подвала на ноги набрасывали петлю, затаскивали в дом, рубили на куски, а потом на Сенном рынке торговали человечиной. Больше всего охотились на розовощеких молоденьких девушек, поэтому перед выходом из дома, щеки приходилось закрашивать мелом, — рассказывает Рашида. 

 

— Когда меня взяли на работу во Фрунзенский райисполком, регистрировать смерти, стало еще страшнее, потому что теперь знала наверняка, сколько человек в день умирает в Ленинграде.

 

— Мыла в городе не было, и очень много людей гибло от тифа. Правда, командировочным везло больше — им полагался небольшой кусок яичного мыла и возможность вымыться в Воронежских банях. Один такой командировочный пришел в райсовет и говорит: «А это что за мыло?» — «Яичное» — «Вот не повезло, а я хотел весь вымыться!», — смеётся Рашида.

Рашида с младшими сестрой и братом

Как проиграть человека в карты

После окончания войны Рашиду направили учиться в Высшую юридическую школу, а спустя два года, как «национального кадра», командировали в Башкирию. По задумке ленинградской верхушки, Валеева должна была стать членом верховного суда Уфы, но в послевоенное время осужденных и так хватало, и Рашида пошла в адвокаты.

 

— Моими первыми подзащитными были осужденные. В зоне особых развлечений не было, поэтому тюремщики занимались тем, что играли в карты на человека.

Предположим, несколько зэков в камере рисовали карты, садились играть и договаривались, что проигравший убивает кого-то из сокамерников, или сидящего на тринадцатом месте в тринадцатом ряду, или третьего, кто пойдет по улице. И тот, кто проигрывает, режет безвинную жертву ножом до смерти. Иногда «смертники» знали, что их проигрывают, но послушно наблюдали за ходом игры.

 

Дело о насильнике

Больше всего Рашиде Хусаиновне запомнилось дело, которое пришлось разбирать в Ленинграде, в должности судьи. По тем временам, случай казался возмутительным, и слушался при закрытых дверях. До сих пор Рашида испытывает чувство неловкости, рассказывая об этом деле.

 

— Я одному негодяю двадцать пять лет дала, и рука у меня не дрогнула (в то время это была наивысшая мера). После окончания разработок геолог вернулся в Ленинград и купил себе модную велюровую шляпу (а таких шляп в городе были единицы!)… денег много, отбоя от женщин нет. Однажды вечером он знакомится с девушкой и приглашает ее в коммерческий ресторан «Метрополь», и как это водится у мужчин, рассчитывает, что ужин будет иметь продолжение… Но девушка оказалась несговорчивой и отказала геологу.

 

Проводив спутницу до дома, прямо на улице мужчина набросился на проходящую мимо старушку с козой. Старушку изнасиловал, но из-за темноты геолог даже не понял, что перед ним пожилая женщина. Коза тоже испугалась и стала визжать, на шум выбежали соседи и вызвали милицию. Когда геолог убегал, ветром с головы снесло шляпу.

 

Через несколько минут приехала милиция, старушка была все еще без сознания. Пришлось отправлять беднягу в больницу. Несмотря на преклонный возраст, до злополучного вечера, старушка была девственницей.

 

После оказания первой помощи потерпевшей, милиция взялась за поиски насильника. Почти сразу обнаружили велюровую шляпу преступника, и с помощью собаки нашли дом, куда побежал хозяин шляпы.

 

Дверь открыла дородная женщина… «А это шляпа моего внука, недавно пьяный приехал, теперь спит» — объясняла она милиции. — «Разбудите, и пусть собирается ехать с нами». Геолога повязали, привезли в Кресты, взяли анализ спермы и доказали, что насильником был он. Через несколько дней устроили очную ставку с потерпевшей. Когда женщина признала в мужчине насильника, геолог во всем сознался.

 

— Из-за деликатности дела, приняли решение вести суд при закрытых дверях. По тем временам, это был случай возмутительный, и даже я, как судья, испытывала чувство неловкости во время оглашения приговора, вспоминает Валеева. — Суд приговорил насильника к наивысшей мере наказания и взыскал моральный ущерб в размере пятисот рублей: после насилия, она сошла с ума.

Поел, выпил в тюрьму!

— Послевоенное время было расцветом преступности – убийства ради копеечной выгоды, целые преступные группировки, которые резали людей и грабили магазины. Но голод, как говорится, не тетка, — грабежом занимались не только заядлые преступники, но и некогда приличные люди, — рассказывает Рашида Хусаиновна. – В моей практике был случай, когда пришлось осудить на четыре года учителя географии.

 

После войны он ходил по кафе и ресторанам, заказывал котлеты де-валяй, сто пятьдесят грамм коньяка и солянку. Всё съедал, а когда официантка отворачивалась, он удирал. Но и на него случилась проруха. Как-то географ пришел пообедать на Выборгскую фабрику-кухню, хотел как обычно, сбежать, но здесь официантка не дремала и поймала его с поличным.

 

Как бороться с чиновниками

Сейчас Рашида Хусаиновна инвалид первой группы и с трудом передвигается на костылях по небольшой двухкомнатной квартире, в которой живет одна. Несколько лет назад Рашида практически не вставала с постели, пока друзья не подарили блокаднице удобные костыли. С их появлением у Рашиды началась новая жизнь.

 

— Больных людей никто не любит, — говорит Рашида. – Когда я была моложе, чтобы удержаться на работе, все отпуска приходилось проводить в больнице, в пульмонологической клинике.

Но прошли годы, а ничего не изменилось: сейчас тоже за все надо бороться: и за квалифицированное обслуживание в больнице, и за чистоту двора. Но без знания закона с чиновниками не поговоришь. Вот и приходится в моем немолодом уже возрасте, следить за изменениями в уголовном и гражданском кодексах.

 

Фото Замира Усманова и из архива Рашиды Валеевой

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.