Валерий Никифоров, президент «Совета по туризму и экскурсиям Петербурга»: «Я играл со многими»

— Перед первыми выборами губернатора Санкт-Петербурга несколько энтузиастов придумали провести теннисный турнир, среди действующих и возможных претендентов на должность губернатора. Турнир получился очень крупный, играли Анатолий Собчак, Владимир Яковлев, Юрий Лужков. Как оказалось, в среде випов немало людей, которые хорошо играют в теннис, — вспоминает Валерий Никифоров.

 

Когда чиновники занимаются спортом, они понимают, что рядом может оказаться противник, который занимает более высокую должность?

— Спортивный подхалимаж всегда чувствуется. Почему, если губернатор играет в теннис, в его сторону нельзя бить сильно?! Я играл со многими – с Южановым, Кудриным, Яковлевым, Грызловым, Патрушевым, Лужковым но все было по-честному. Когда мы играли в футбол, больше всех доставалось губернатору Яковлеву, он такой прыткий, так быстро бегал, что его постоянно сбивали. Я был свидетелем, когда человек хотел «сдать игру», но к нему подошел очень серьезный человек и предупредил: «если ты это сделаешь, мы тебя признавать не будем!».

 

Если выиграть у крупного чиновника, могут быть неприятности?

— Если чиновник в своем уме, то никаких! Мне, к примеру, попадали в глаз теннисным мячом, но я уже не помню, кто это сделал. Единственно, игроки должны быть примерно одинаковы по степени подготовки, потому что быть на равных с Сафиным или Чесноковым, участниками Кубка Дэвиса, очень сложно.

 

У российских чиновников хорошая спортивная подготовка?

— В гольф играет очень мало чиновников, потому что не умеют, а в теннис играют многие. В отличной спортивной форме находится Малюшин, заместитель управляющего делами президента, очень много представителей миллиардного капитала занимаются спортом всерьез. Но фамилии называть не буду, потому что подобную информацию придется согласовывать с ними.

 

На спортивных соревнованиях чиновники решают государственные вопросы?

— Не только решают вопросы, но и договора за обедом подписывают.

Во всем мире принято высоким людям встречаться либо на гольф-поле, либо на теннисном корте. Иногда, цена вопроса – миллиарды долларов. Тот же Тони Блэр прекрасный гольфист и теннисист, Буш – отменный гольфист и лошадник… Играя в гольф, они проходят вместе около десяти километров (по времени, это около пяти часов). За это время можно решить многие вопросы, а самое важное, можно не опасаться, что закрытую информацию услышат чужие уши.

 

Петербург может предложить высоким гостям мировые стандарты?

— В Петербурге ни одного высокого гостя не было болеечем на 2-3 часа. Они приезжают на конференцию и тут же улетают обратно. Например, Клинтон играет два-трираза в неделю в гольф, но здесь это делать негде. В Петербурге мало гостиниц с бассейном и гольф-имитатором.

Хотя, в России достаточно людей, которые привыкли заниматься спортом ежедневно.Но на отдых они едут с лыжами, с ракетками, с клюшками для гольфа. Если человек привык каждый день заниматься спортом, он не будет нарушать режим.

 

Члены российского правительства испытывают подобные неудобства?

— Они о них не догадываются! Наше правительство играет в домино, в теннис, в футбол, и максимум, катается на горных лыжах. А если возникнут иные запросы, аппарат их быстро решит. Чиновники ездят отдыхать на запад, останавливаются в лучших отелях, они не знают, что значит жить в русской гостинице, пусть даже самой лучшей. Если собрать представителей всех партий, дать по листку бумаги и спросить, что они хотят сделать для народа, все напишут одинаково (даже если списывать у друг друга не будут). Никто не скажет: повесить народ, отрубить левую руку… Все напишут: получше кормить, дать возможность работать. При этом чиновники будут помнить: кормить себя надо в первую очередь. У них нет проблем: два часа – и ты в Швейцарии.

Им не надо развивать спортивный и туристический бизнес в России, потому что на развитие уйдет целая жизнь, а они хотят красиво жить сразу.

 

Как много россиян может себе позволить элитный отдых?

— За рубеж выезжало всего 250 тысяч петербуржцев. Ежегодно едут отдыхать на юг или за границу в отпуск всего 5 процентов, остальные проводят время на даче. Полпроцента города (25 тысяч человек) — это очень богатые люди, которые могут себе позволить что угодно, они образуют тот слой, который принято называть «элитой». Для сравнения, в Москве прослойка состоятельный людей в десять раз больше.

Петербург необходимо позиционировать на рынке не только как город белых ночей. В соседней Финляндии смотреть в принципе нечего, но там есть лыжные курорты, теннисные поля, гольф и много развлекательных центров. Из-за того, что в Петербургенет крупных вложений в спортивный и туристический бизнес, происходит отток капитала.

Петербуржцы путешествуют в Майами, Копенгаген… и это хорошо, но если разобраться, — это уходят наши деньги. Только путешествие на комфортабельном лайнере на одну персону обходится в 20-30 тысяч долларов. Проблема в том, что во всей России не осталось ни одного крупного туристического судна. Похожая ситуация с отелями-спа, которые могут предложить аквапарки, гольф-имитаторы, теннисные корты, озера, катание на собачьих упряжках. В бюджете города на это средства не предусмотрены, значит, необходимо крупным компаниям давать ипотеку на льготных условиях, чтобы развивать проекты стоимостью не в три миллиона долларов, а в триста.

 

По вашей инициативе был построен храм. Это был крупный проект?

— Строительство храма в Повенце, между Кижами и Соловками не имело отношения к бизнесу. Он был возведен в память жертв-строителей Боломоро-Балтийского канала, когда-то на его строительстве погибло свыше ста тысяч ленинградцев. Сейчас в Повенце многие пьют, в сорок лет они уже старики, основное средство к существованию – рыбная ловля и чужая картошка, люди уходят из мира, так и не поняв, для чего жили. Сначала народ не принял идею строительства храма, говорили: дайте нам деньги в руки, и мы сделаем ремонт в квартирах! В ответ на это мы предложили работу на строительстве и зарплату в семь раз превышающую средний заработок. Но желающих выйти на работу нашлось мало, мне отвечали: «лучше мыбудем жить на пособие, но работать не будем». Сейчас храм посещают более 1500 человек, вовсю идет крещение.

Первым чиновником, кто посетил храм, был Лужков. Юрий Михайлович два часа ходил вокруг храма, а потом сказал: «этот храм для севера гораздо важнее, чем Храм Христа Спасителя для Москвы».

 

Фото Замира Усманова

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.